Как «дело реставраторов» аукнулось Музею имени Андрея Рублева


фoтo: Aлeксeй Мeринoв

«Миндлину М.Б. нaзнaчeнo нaкaзaниe в видe лишeния свoбoды срoкoм нa oдин гoд со штрафом в размере 100 000 руб. В соответствии со ст.   73 УПК РФ наказание считать условным с испытательным сроком 1 год 8 месяцев» — цитата из официального сообщения Дорогомиловского районного суда Москвы.

Приговор участникам «дела реставраторов» (в числе прочих по нему проходил бывший замминистра культуры Григорий Пирумов) о хищении выделенных на восстановление культурных памятников средств был озвучен 9 октября. Все фигуранты были признаны виновными по ст. 159, ч. 4 УК РФ «Мошенничество».

Вообще само это дело во многом шокировало общественность. Еще никогда в числе обвиняемых не было столько высокопоставленных сотрудников Министерства культуры. Некоторые (такие как Пирумов и бывший директор управления имуществом Минкультуры Борис Мазо) сразу же оказались в СИЗО, и освободили их только после приговора с формулировкой «в связи с отбытием срока». Других (таких как Миндлин) просто задержали, но арестовывать не стали, и до вердикта они оставались на воле, причем на своих рабочих местах.


фото: Ева Меркачева
Один из залов собора Михаила Архангела. Сейчас там строительный хлам, куда отправят иконы — неизвестно.

Почему так повезло Миндлину? Тут нужно понять, в чем конкретно его обвиняли.

— Эти события относятся к периоду, когда Миндлин был директором Государственного центра современного искусства, — рассказывает источник в следствии. — Ему вменяли хищения при реставрации памятника федерального значения — башни «Кронпринц» в Калининграде. Это легендарное фортификационное сооружение (возводилось по проекту берлинского генерала и инженера Эрнста Людвига фон Астера). Башня была передана в оперативное управление Государственному центру современного искусства еще в 2003 году. И если в XIX веке там были казармы, военная полиция, то сейчас там… рестораны и гей-клуб. Архитектурный проект реставрации башни (на мансарде на площади 500 кв.   м предполагалось сделать выставочный зал современного искусства) разрабатывал авторский коллектив, в составе которого был сам Михаил Миндлин. Деньги были выделены немалые. Но реставрация шла, мягко говоря, ни шатко, ни валко. Когда в ГЦСИ проводили обыски, то в первую очередь изъяли документы по реставрации «Кронпринца».

В суде «дело реставраторов» рассматривалось в упрощенном порядке (состоялось всего 3 судебных заседания), потому что все подсудимые признали свою вину. Про раскаяния на суде Пирумова и Мазо мы писали, были они искренними и громкими, но вот Миндлин умудрился «осудиться» тихо. Однако уже сам факт, что вину-то он признал (в противном случае его дело выделили бы в отдельное производство), о многом говорит. По логике вещей после этого человек должен был подать заявление об увольнении. В конце концов речь о преступлении, а не о детской шалости, тут не отделаешься наивным: «Я больше не буду». Но Миндлин не подал. На мой «неудобный» запрос, адресованный ему лично, отвечать не стал (видимо, посчитал, что это провокация).


фото: Ева Меркачева
Эта и другие уникальные люстры сняты и заменены на лампы.

Министерство культуры РФ тоже не увольняло Миндлина. Ни когда было возбуждено уголовное дело, ни когда вынесли приговор. Может, он действительно особо ценный кадр? Незаменимый руководитель?

— В бытность Миндлина произошли, на мой взгляд, катастрофические события для музея, — говорит вице-президент Фонда сохранения культурного наследия им А.Рублева Виолетта Волкова. — Возьмем, к примеру, собор Михаила Архангела, который был построен в 1691 г. по заказу жены Петра I Евдокии Лопухиной. Это уникальный трехэтажный храм. Нижний ярус был изначально отведен усыпальнице рода Лопухиных, а во всех остальных проводились богослужения. Многие годы там была развернута постоянная и основная экспозиция музея (иногда там проходили научные конференции). Коллекцию икон собирали по крупицам, и то, что она была представлена именно в этом соборе, — часть концепции музея. Во времена Миндлина эспозицию фактически свернули (выставка осталась только на 1-м этаже и только до 21 ноября, что потом — неизвестно), демонтированы все иконостасы. В результате непродуманной реставрации все паникадила — люстры невероятной красоты, сделанные в единственном экземпляре, — заменили на точечное освещение и лампы дневного света. Где паникадила, мы не знаем, также мы не можем отследить судьбу убранных икон. Миндлин заявляет, что делает современное экспозиционное комфортное пространство для посетителей. Это было бы здорово в случае, если бы это был не древний храм, в котором всегда соблюдались правила сосуществования алтарной части с экспозицией. Кстати, у Миндлина были планы сделать в соборе туалеты, гардероб, кафе, а в алтарной части пустить лифт. Техническое задание до сих пор существует, его никто не отменял, но работы приостановлены (это произошло после публикации в «МК». — Прим. автора).

С самого начала, когда Миндлина назначили руководить музеем, все экспертное сообщество пребывало в недоумении. Он большой специалист в области современного искусства, но никак не православного. Музей Рублева тем и особенный, что находится на территории монастыря, главные его экспонаты — иконы.

— Миндлин демонстрирует специфическое отношение к православной культуре, с которой тесно переплетается Музей Рублева, — говорит директор международной премии в области современного церковного искусства «Живоносный источник», утвержденной Российской академией художеств, Игорь Грибак. — В свое время он поддерживал «Пусси Райт», среди лауреатов-инноваторов премии «Инновация», учрежденной Миндлиным, — скандальная арт-группа «Война». После того как он заступил на должность, появилось уголовное дело в отношении Пирумова и группы лиц. Внутри Минкульта было известно, что Миндлин сразу же допрашивался в качестве свидетеля. После предъявления обвинения оставлять его на высоком посту было неэтично, да и с юридической точки зрения как-то странно. Ну а уж после вынесения приговора…    


фото: Ева Меркачева
Уберегут ли древний собор от кафе и туалетов?

Юристы поясняют: говорить про судимость вроде как формально рано, потому что приговор еще не вступил в законную силу.

— Прокуратура опротестовала приговор, требуя ужесточения наказания одному из фигурантов, Пирумову, — поясняет Волкова. — Апелляционная инстанция рассмотрит дело 5 декабря. До этого момента приговор считается не вступившим в законную силу не только по Пирумову, но и по всем другим фигурантам. То есть формально до указанной даты судимости у Миндлина   нет — и Минкульт не обязан автоматически его уволить. Сам же Миндлин вину признал и с приговором согласен. Не забывайте, что сам высокопоставленный чиновник — коллекционер. И коллекционирует именно те предметы, на сохранении которых специализируется музей.

— Существует Кодекс профессиональной этики Международного совета по делам музеев ICOM, — говорит директор Реестра культурных ценностей Владимир Рощин. — Там говорится, что нельзя допустить конфликта интересов. В некоторых странах есть тотальный запрет на трудоустройство коллекционеров в учреждения культуры. Ведь то, что находится внутри музея, — предмет личного интереса коллекционера. Есть риск, что он может воспользоваться своим служебным положением.

Забавно, но свои иконы Миндлин даже выставлял на выставке «Кто что собирает», которая проходила в… Музее Рублева. Среди принадлежащих лично ему экспонатов были такие (включены в каталог): «Святитель Митрополит Московский» (вторая половина XVI века), «Богоматерь Казанская» (начало XX века), «Крест наперсный» (XVII–XVIII век. Великий Устюг).

По случаю юбилея Центрального музея древнерусской культуры и искусства им. Андрея Рублева уже на этой неделе начнутся торжественные мероприятия, запланировано присутствие почетных гостей (в распоряжении «МК» полная программа). Так, по благословению Святейшего патриарха Московского и всея Руси Кирилла пройдет совместное богослужение в Спасском соборе Спасо-Андроникова монастыря представителей Русской и Грузинской православных церквей. Впервые в истории не только Музея А.Рублева, но и в целом деятельности музеев Российской Федерации гостей будет принимать директор, осужденный за совершение умышленного уголовного преступления. И Министерство культуры не видит в этом ничего странного. А как же Указ Президента РФ «О Национальном плане противодействия коррупции на 2016–2017 годы»?

Комментарии и уведомления в настоящее время закрыты..

Комментарии закрыты.