Секретная версия гибели «Фалькона» во «Внуково»: пилоты сознательно не тормозили


фoтo: Гeннaдий Чeркaсoв

Ктo жe дoлжeн рaсплaчивaться зa причинeнный ущeрб? Нeужeли вoдитeль снeгoубoрщикa Влaдимир Мaртынeнкo? Нo oткудa у нeгo тaкиe дeньги — вeдь пo приблизитeльным пoдсчeтaм этa суммa сoстaвляeт пoрядкa миллиoнa двуxсoт тысяч рублeй.

В пятницу в Сoлнцeвскoм судe вoзoбнoвится слушaниe дeлa oб aвиaкaтaстрoфe вo Внуково почти трехлетней давности. Тогда как известно, погибли четверо, экипаж частного самолета, стюардесса и два пилота, и его единственный пассажир, французский миллиардер и большой друг России Кристоф де Маржери. И если в честь де Маржери в субботу на воду будет спущен арктический танкер, носящий его имя, то оставшимся жертвам, вернее, их родственникам, с недавних пор официально даже запрещено общаться с российскими СМИ. Начавшийся судебный процесс, по крайней мере на первом этапе, также будет закрытым. Что не может понравиться семьям разбившегося экипажа, которые уже устали добиваться справедливости и наказания виновных.

«МК» — последняя и единственная газета, кому дал интервью музыкант Патрик Вервель, муж погибшей стюардессы Русланы Вервель, пока это было возможно. Он был настроен весьма решительно, искренне недоумевая, почему же расследование длится так долго. Для примера, предварительные данные причин катастрофы под Смоленском в 2010-м году, когда погиб польский президент, озвучили уже через шесть месяцев, а тут прошло почти три года, суда все нет, а прямой виновник произошедшего, снегоуборщик Владимир Мартыненко, вовсю гуляет на свободе под подпиской.

«Я и подумать не мог, что с нами может случиться что-то подобное. Что люди, которые виноваты в смерти Русланы, уже пьют чай вечерами со своими семьями. Для меня это вне рамок какой-то логики. Даже в самой дикой африканской стране никто не поставит машину на пути взлетающего самолета. Этого не может быть, потому что не может быть никогда…» , — сокрушался мсье Вервель.

Не исключено и то, что Владимир Мартыненко, и его непосредственный начальник Владимир Леднев, допустивший пьянство подчиненного на рабочем месте, получат максимум условные сроки. Материалы же относительно вины трех диспетчеров, дежуривших в ту ночь в аэропорту, ушли в Генпрокуратуру, а это позволяет предположить, что, скорее всего, уголовное расследование будет спущено на тормозах.

Остается аэропорт «Внуково», который взял на работу таких нерадивых сотрудников. Да, это логично, что есть и доля вины учреждения, если его штатный водитель вместо того, чтобы заниматься делом, стоял посреди ВПП в момент взлета Фолькона.

И вдруг — «Внуково» из возможного виновника превращается… в жертву.

Конечно, ведь его имущество тоже пострадало. Кто-то должен платить за разбитую при столкновении с самолетом снегоуборочную машину и ремонт полосы? Кто виноват? Мартыненко. Понятно, что вряд ли эти средства удастся вытащить из простого работяги, но подобная рокировка — из возможного виновника в потерпевшего, позволит аэропорту избежать других исков в свой адрес.

А они уже есть и притом на немалую сумму. Так иностранные страховые компании обратились в Арбитражный суд РФ с требованием возместить им 10 миллионов евро: где один миллион уже произведенные выплаты погибшему экипажу (250 тысяч евро умножить на четверых человек).

Господин Вервель считает, что его моральный ущерб составляет также приличные деньги. «Моя супруга была совсем молодая женщина. Она могла бы еще работать и работать, приносить зарплату в семью как минимум еще несколько десятков лет, так что я лишился всех этих средств», — в своем интервью откровенно признался он «МК». Свои потери вдовец оценил в 650 тысяч евро.

Понятно, что удовлетворение подобных требований хотя, наверное, и по карману руководству аэропорту, но не могут их обрадовать. Но выход есть! Получается, что если единственным виновником будет назначен снегоуборщик, на него можно повесить сколько угодно исков, все равно он по ним никогда не расплатится.

Действительно, Мартыненко не позавидуешь, но и особого сочувствия он не вызывает. Так как на протяжении всего следствия постоянно менял свои показания. Сначала говорил, что ничего не помнит, что у него амнезия, потом вдруг сделался пьяным — но как в таком случае он вообще попал на взлетное поле? В общем, выкручивался как мог…

А недавно в среде летных специалистов появилась и еще одна совершенно невероятная версия случившегося, чуть ли не оправдывающая халатность снегоуборщика. Она взята из открытых данных МАК, опубликованных на его официальном сайте. Это версия о том, что в трагедии виноваты сами… пилоты. Дескать, они сделали все возможное, чтобы не избежать катастрофы.

28 секунд, если судить по документам, продолжался последний полет «Фалькона». 14 из них, то есть ровно половину, летчики имели реальную возможность затормозить, тогда даже при самом плохом раскладе они бы остановились где-то в ста метрах от машины Мартыненко. Почему же они не сделали этого? Ответа нет.

Мало того, уже на последних мгновениях трагического взлета, командир корабля передал управление второму пилоту, не имевшему никакой возможности предотвратить катастрофу. Возможно, французы были расстроены из-за того, что им слишком долго пришлось ждать вылета. И поэтому вели себя так легкомысленно. Но, может быть, считают сторонники конспирологической версии, по какой-то причине они могли желать некого неприятного авиапроисшествия в России со своим «Фальконом».

Читайте материал:   Дело о катастрофе в аэропорту «Внуково» может закончиться амнистией

Комментарии и уведомления в настоящее время закрыты..

Комментарии закрыты.