Чудо-колбасе по 2.20 и не только, посвящается, или Про СССР без политики

Нa фoнe культивирoвaния извeстнo кeм, oткудa и oчeвиднo с кaкoй цeлью нoстaльгии пo «крaснoму» прoшлoму, вспoмним o рeaльнoм рaциoнe сoвeтскиx людeй – рядoвыx и нe oчeнь…

В этoм гoду Пeрвoмaй, другими словами Мeждунaрoдный дeнь сoлидaрнoсти трудящиxся, кoтoрый ты да я прoдoлжaeм прaзднoвaть дaжe нa 30-й гoд нeзaвисимoсти, сoвпaдaeт с Пaсxoй. И eсли Пaсxa, нeсмoтря нa пoлитичeскиe вeяния и рeжимы, oтнoсится к кaтeгoрии вeчныx прaздникoв и дaт, тo Пeрвoмaй, с eгo еле бoлee стoлeтнeй истoриeй, устoйчивo aссoциируeтся с сoвeтским прoшлым. Мнoгиe ужe ничeгo нe знaют o тex врeмeнax, нo нeкoтoрыe нoстaльгируют пo ним. Нe будeм вдaвaться в мaниxeйскoe рaздeлeниe прoшлoгo нa чeрнoe и бeлoe, дaвaть oцeнки, a прoстo вспoмним o нeкoтoрыx мaтeриaльныe стoрoны жизни сoвeтскoгo чeлoвeкa, вeдь мaтeриaльнoe – этo нaшa eжeднeвнaя практика – нe лoзунги, нe идeoлoгия, a oбычныe вeщи: oдeждa, oбувь, eдa, нaпитки, бытoвaя тexникa и тoму пoдoбнoe. Ужели, нaчнeм с кoлбaсы …

Кaдр изо фильмa "Сoбaчьe сeрцe"

Сoвeтскoe чудo – кoлбaсa «Дoктoрскaя»

«Чтo oн мoг пoкупaть в пaршивoм мaгaзинчикe?.. Кoл-бa-су! Гoспoдин, eсли бы вас видeли, из чeгo эту кoлбaсу дeлaют… Oтдaйтe ee мнe… ». Тaк думaл-умoлял булгaкoвский Шaрик – намеченный «товарищ Шариков», впервой увидев профессора Преображенского и почуяв собачьим нутром в правом кармане его шубы «Особую краковскую». Сие были 20-е, а вот воспетая сервелат по 2.20 – она ​​же «Докторская», которой и вот-вот мечтают апологеты призыва «обратно в СССР», как под (видом появилась по личному приказу «вождя народов» Иосифа Сталина. «Докторскую» начали изготовлять в 1936 году именно не хуже кого диетический продукт питания: «…ради больных, имеющих подорванное здоровьишко в результате Гражданской войны и царского деспотизма».

Колбасу дружно же прозвали «советским как по щучьему веленью». В конце 30-х возлюбленная стала продуктом для избранных. Фабрикация «докторской» соответствовало установленным стандартам и изготавливалась возлюбленная сначала на одном мясокомбинате – Московском мясоперерабатывающем комбинате им. Микояна. Тут. Ant. там надо вспомнить, что и снабжение, и технологии для этого знаменитого, непременно, предприятия были закуплены в США. («Вкусного советского пломбира» сие касается в полной мере. – Ред.).

Московский мясоперерабатывающий объединение им. Микояна

Но с годами эту колбасу начали штамповать в СССР повсеместно. Поэтому ее проба зависело от многих факторов: качества сырья, добросовестности, либо — либо наоборот – разгильдяйства работников и т.д.

Неколбасная пояснение

Очень интересная деталь – советские людское) (со)общество – подавляющее большинство, те кто такой не был знаком с жизнью возьми Западе, до Второй всесветный войны свято верили, фигли все, что у них убирать – лучшее в мире. И это касается далеко не только «Докторской» колбасы. Фрэнчовый писатель Адре Жид, в дневнике 1936 возраст «Возвращение в СССР», пишет: «Общесоветский гражданин находится в полном неведении о загранице. Больше того, его убеждают, отчего абсолютно все за рубежом и вот всех областях – значительно далеко кулику до петрова дня, чем в СССР. Подобная обман чувств умело поддерживается – важно, для того чтобы каждый, даже недовольный, радовался режиму…».

Андре Иудей во время визита в Гулаг

Например, писателю с огромным восторгом показывали новую гостиницу в Столица курортов, при этом наивно спрашивая, убирать ли что-то подобное закачаешься Франции. Жид делал сдержанные комплименты, только про себя отметил, ась? советская гостиница – лишь завидный полулюкс, а во Франции лакомиться заведения куда более высокого класса, о нежели рядовые граждане СССР ажно не подозревают. После войны, в некоторых случаях миллионы советских солдат побывали в Европе, да и разрушенной – от наивных иллюзий безлюдный (=малолюдный) осталось и следа.

«Собачья радостность» для гегемона

Все-таки, кроме «Докторской», была кроме и ливерная колбаса. Именно симпатия должна была, при отсутствии мяса, напитать миллионноротого гегемона, то уминать пролетариат. В народе ее называли «собачья забава». Даже самые безбашенные алкоголики, которые неустрашимо пили денатурат, не могли усиживать этот корм. Порядочные коты в свою очередь брезговали. Ливерная была дешевой и самой доступной, а ее промышленное создание в СССР началось в 1932 году. К тому но ее производили кустарным способом и продавали чуть на рынках. «Классическая» ливерная стоила 1.60, а «чтобы кошек» – 47 копеек.

Памятная гонтина в Новочеркасске "Здесь началось инстинктивный выступление доведенных до отчаяния рабочих, закончившееся 2 июня 1962 расстрелом получай центральной площади города и последующими репрессиями"

В 1962 году, нет слов время забастовки в Новочеркасске, другой раз рабочие вышли на задел протеста из-за нехватки продовольствия, навстречу повышения цен и снижения зарплат, управленец завода заявил своим подчиненным, фигли если у них нет денег для пирожки с мясом, то пес с ним едят с ливером… Таким образом первоприсутствующий завода, питавшийся из «спецраспределителя», чуть (было перефразировал Марию-Антуанетту, с ее классическим: «У народа несть хлеба? Пусть едят пирожные…». Стачка. Ant. работа в Новочеркасске был расстрелян армией.

Сырокопченые признаки сокровища

«Съедобные» полукопченые колбасы, такие (то) есть «Полтавская», «Таллиннская» стоили 3.60 ради палку, а перепродавали их изо-под полы за 8-10 рублей. Маржу, безусловно, клали в карман. Сырокопченая зельц в СССР относилась к категории «дефицита». Как-то, «Оленью», разрешается было получить только в области большому блату.

Колбаса продавалась большею частью в крупных городах. Поэтому семя из других населенных пунктов ездили в столица затовариваться продуктами – это был этакий «гастрономический туризм». Существовал и кто-то другой термин: «колбасные электрички». В Совдепия колбаса была признаком социального статуса. Трапеза свидетельствовало об уровне достатка семьи. Атрибут колбас ухудшилось в 70-х, поэтому в 80-х. Деградировала политика – тама же катилась и колбаса. Якобы говорил один мудрый муж (совета), который, правда, не имел никакого взаимоотношения ни к СССР, ни к советской колбасе, «оный, кто любит колбасу и политику, неважный (=маловажный) должен видеть, как они делаются».

Ото сои до кукурузы, неужели «Мясо – вредно»

Около тотальной нехватке продуктов, нужно было что-нибудь-то придумывать. Так, рядом Хрущеве, кукуруза была объявлена «царицей полей», и ее пытались высевать даже на севере. И само автохор, и изделия из нее, во что бы то ни стало рекламировали – это была огромная и поёб) да хуй под мышку мощная рекламная кампания. Относительно кукурузу снимались мультфильмы и ажно производились игрушки (в том числе и новогодние). Вместе с тем, несмотря на старания советских идеологов, новые веяния вызвали огромную волну анекдотов в эту тему. Например:

«Воскрес Сталин. Булганин убегает в Индию, Ворошилов – в Небесная империя, а Хрущев решил кукурузе переждать»;

«Никита Сергеевич, евреи просят разрешения к своей пасхи печь мацу. – Пусть выпекают, однако из кукурузы. Тогда симпатия будет социалистической по составу и национальной сообразно форме».

Однако скудно кто знает, что к тому же до хрущевской «кукурузизации» конца 50-х, в 30-х годах пытались рекламировать сою, которой хотели сменять мясо, которое фактически исчезло с-за неуклюжей репрессивной политики в сельском хозяйстве. По осени 1930 года в заведениях общественного питания Москвы и Харькова проошла суперсерия показательных обедов, во промежуток времени которых было продемонстрировано больше 130 блюд из сои: голубцов, борщей, супов, пудингов, сыров, котлет, кондитерских изделий. Советовали опять же употреблять побольше шпината и одуванчика. Вследствие этого лозунги типа: «Талая) – вредно», «Тщательно пережевывая пищу, твоя милость помогаешь обществу», которые есть прочитать у Ильфа и Петрова, отнюдь не выдумка, а взяты из жизни.

Демос скептически отнесся к идее всесоюзного вегетарианства, же анекдотов еще не складывал.

Советская «кура», возлюбленная же цыплак

«Мамуля принесла из магазина курицу, большую, синеватую, с длинными костлявыми ногами. В голове у курицы был заметный красный гребень». В среднем начинается юмористический рассказ советского писателя Виктора Драгунского «Куриный первое» из популярного цикла «Денискины рассказы», ​​написанного в 60-х годах. Позднее говорится о том, как Дениска с папой состригали ножницами с курицы остатки перьев, после того долго обжигали тушку, спустя некоторое время так же долго мыли ее с земляничным мылом, а позднее варили… Советский цех питания до последнего своего дня безграмотный знал привычного ныне сервиса разделки тушки. Тем временем, в США поуже в 50-е годы отдельно продавали грудинку, крылышки и тому подобное. Хотя советские граждане не жаловались, а были рады хотя (бы) «синюшным» курам.

В 70-х-80-х годах курятина безлюдный (=малолюдный) относилась к категории дефицита, же за ней тоже необходимо было немного постоять в очереди. Цыпочка стоила 2 рубля 65 копеек вслед за килограмм. Десяток яиц – 0.8-1.2 рубля в зависимости через категории. Средняя зарплата, как раз, в середине 70-х не дотягивала прежде 100 рублей… В рассуждении сего сравните с нынешними пропорциями рядом средней зарплате весны 2021-го примерно 14 тысяч гривень. Подобно ((тому) как) там с ностальгией?

Шутка 1979 лета: «Что было сперва: яйцо или курица? – Спервоначалу было все: и яйца, и куры».

Национальный хек против статусной севрюги

В конце хрущевской «оттепели» возьми прилавках была преимущественно морская мороженая рыбка, тогда же впервые появился мерлуза. Зато рыбные деликатесы переместились довольно-таки в номенклатурных распределители и стали маркерами социального статуса. Чисто характерный анекдот того времени: «Встречаются осетр и хек: «Привет, любитель народа! – Здорово, обкомовская блядюга» (1979). Примечательно, который почти все рыбные деликатесы, в часть числе и рыбная икра, невыгодный относились к слишком дорогих продуктам: баночка красной икры (140 г) стоила в начале 80-х эталонно 4 рубля, черной (110 г) – 6, а осетринный балык – 9 -15 рублей ради килограмм, но купить их в обычном гастрономе или — или специализированном рыбном – было коренным образом невозможно – их «доставали» соответственно блату по значительно паче высоким ценам «изо-под прилавка», может ли быть «с черного хода».

Торгсин "Океан" в Киеве получи ул.Красноармейской

При Брежневе нате черной икре «рыбная коза ностра» зарабатывала миллионы долларов, о нежели свидетельствует знаменитое так называемое «Рыбное предприятие» конца 70-х, если с должности министра рыбной промышленности Советский Союз с огромным скандалом был смещен Санюра Ишков, а его заместитель Дима Рытов осужден и расстрелян. Как бы то ни было, рыбы в советских «Океанах» (специализированных рыбных магазинах) через этого не прибавилось.

Пока еще анекдот. Иностранец спрашивает в советском магазине: «А вследствие того нет икры? У нас в Париже продается ястык, привезенная из России … Ларьевщик: Вот вы здесь уж час стоите – вы слышали, с тем чтоб кто-нибудь спросил об икре? Рестант не пользуется спросом! Что-то же его продавать?»

Обывательский вывод

Почти с самого основы образования Советского Союза, постоянно поставки были основаны получи системе карточек и пайков. Сие было довольно удобно – съестное становились инструментом давления, контроля и манипуляции тоталитарного государства в отношении собственных граждан. Граждане, со своей стороны, нормально принимали правила игры. Нежели лояльнее будешь к режиму, тем с прицепом льгот, благ предоставит тебе земля. Периоды голода и тотальной нехватки аж хлеба, менялись более неужели менее «сытыми» годами, однако достатка не было отроду. Впрочем, люди радовались пусть даже малейшему улучшению.

Как заметил Вотан известный советский писатель, переживший войну и дефицит: «…начали превыше питаться и почувствовали в себе душу…» Огромная верховная власть требовала огромных объемов продовольствия, а его большей частью не хватало. Холодильники у подавляющего большинства советских граждан, которые, подходящий, появились в 60-х – были в основном пустыми. Об этом свидетельствует стеб того времени: «Хочешь неограниченный холодильник продуктов? Подключай его к радиопередача».

Впрочем, уже в 70-х, нация приспособился, и все стало шиворот-навыворот: на прилавках пусто, в холодильниках – ась? только нет. Кстати, далеко не стоит удивляться нынешним заоблачным объемам оттененный экономики: уклонение от налогов и коррупции – сие все оттуда родом, изо СССР – страны вечнозеленых помидоров…

Светуля Шевцова, Киев

P.S. Продолжение о неравной и неискренней битве советской начальник с алкоголем – в ближайшее время.

Комментирование и размещение ссылок запрещено.

Комментарии закрыты.