Вести Экономика ― Cланцевая революция США достигла своих пределов

Add to Flipboard Magazine.

19.10.2017 01:50

Фoтo: Columbia University

Мoсквa, 18 oктября — «Вeсти.Экoнoмикa». Пeриoд бурнoгo рaзвития слaнцeвoй oтрaсли в СШA пoдxoдит к свoeму завершению: поступающие данные показывают снижение производительности буровых установок, а также замедление прежних тенденций по заметному сокращению времени на бурение скважин.

Такой вывод сделан в статье издания Financial Times под заголовком «Графики: сланцевая революция США прошла свой пик?»
В материале отмечается, что за последние годы появились явные признаки того, что прежние темпы роста производительности сланцевой добычи нефти в США остались в прошлом.

In charts: has the US shale drilling revolution peaked? https://t.co/KOjisVqsOc

— FT Commodities (@ftcommodities) October 18, 2017

«Сланцевая революция за последнее десятилетие привела к трансформации глобальных рынков нефти, развернула долгосрочный тренд по снижению добычи нефти в США, стала вызовом для влияния ОПЕК и помогла привести к падению цен, которое началось в 2014 г.

Однако за последний год рост производительности сланцевой добычи существенно замедлился. Это дает повод полагать, что революционная эра сланцевой нефти подошла к концу. В формации Игл Форд производительность добычи, измеряемая показателями добычи новых скважин на каждую буровую установку, за последнее время падает.

Данные по производительности от Управления по энергетической информации (EIA) при Минэнерго США являются не идеальным параметром. Например, они не учитывают сценарии, когда компании ведут бурение скважин, а затем специально откладывают их бурение в ожидании более высоких цен на нефть».

В FT отмечают, что показатели производительности добычи и сами объемы добычи нефти перестали расти по таким ключевым месторождениям, как бассейн Анадарко, формации Игл Форд и Ниобрара, а также Пермский бассейн:

Графика: FT, данные: EIA

Помимо снижения объемов добычи по основным сланцевым формациям также больше не наблюдается прежнего заметного сокращения во времени, которое затрачивается на бурение новых скважин:

«Еще один вопрос заключается во времени на бурение скважин. В период 2013–2016 гг. эффективность бурения заметно улучшилась, отчасти из-за распространения методики «кустового бурения» (pad drilling): бурения многочисленных горизонтальных скважин на одиночном участке.

Однако в последнее время темпы улучшения временных показателей замедлились, в особенности в формации Игл Форд, а также бассейне Уиллистон, включающем в себя формацию Баккен. Глубина (длина для горизонтальных скважин – прим ред.) скважин увеличивается, поэтому даже если компаниям и удается бурить больше, чем в предыдущий день, время бурения скважин больше не сокращается столь заметно, как раньше.

Кажется, данный источник роста производительности сланцевой добычи также иссякает».

Графика: FT, данные: S&P Global Platts

Другим фактором снижения производительности сланцевой добычи стало истощение прежних более легких к разработке скважин и переход на более проблемные участки сланцевых формаций. По оценкам французской компании
Kayrros, как отмечают в FT, производительность добычи нефти из сланцев Пермского бассейна в последние годы перестала расти, и, «возможно», начала снижаться:

«Одним из заметных изменений за последние годы было применение компаниями методики более крупных разрывов пласта, с использованием больших объемов песка, воды и химических веществ, что зачастую приводило к увеличению добычи. Однако есть определенные свидетельства того, что данный процесс также, возможно, достиг пределов эффективности. Одним из способов оценить производительность является оценка добычи по отдельным скважинам, с учетом общей глубины или длины данной скважины.

Французская компания Kayrros, которая занимается исследованиями энергетического сектора, провела данные исследования для Пермского бассейна в Западном Техасе, одном из наиболее популярных регионов для инвестиций в сланцевую отрасль США за последнее время.

В компании пришли к выводу, что производительность добычи с учетом длины скважин перестала расти в прошлом году и, возможно, даже немного упала в 2017 г. Дополнительным фактором здесь является то, что по мере восстановления сланцевого сектора компании переключились с наиболее легких участков для бурения на более сложные, что привело к снижению производительности. Улучшения в методах добычи призваны сгладить данные сложности, однако, судя по всему, компании, которые ведут добычу в Пермском бассейне, проигрывают эту битву».

Графика: FT, данные: Kayrros

Еще одним потенциально тревожным фактором для сланцевой отрасли, по оценкам FT, является снижение в объемах привлекаемого кредитования отрасли. Вопреки расхожим мифам (которые во многом сходны с заблуждениями о том, что США являются чистым экспортером нефти – по данным EIA, объем импорта нефти США составлял 7,85 млн баррелей в сутки) cланцевая отрасль США является убыточным бизнесом: компании не генерируют чистого денежного потока, они тратят больше, чем зарабатывают, оставаясь на плаву за счет хеджирования будущих поставок нефти, привлечения заемного финансирования, а также продажи своих акций.

«За все время своего существования сланцевая отрасль поглощала наличные средства. Компании не могли покрыть свои расходы на бурение за счет доходов от продажи нефти, и им требовались постоянные вливания заемного и долевого финансирования. Раньше у них было не так много проблем с привлечением данных средств – отчасти из-за того, что инвесторы хотели поучаствовать в этом чуде производительности добычи, которое демонстрировали компании.

Однако, если чудесные дни действительно прошли и на их место приходит суровая реальность, будут ли инвесторы с такой же готовностью поддерживать сланцевую отрасль? В этом году объемы привлечения финансирования за счет продажи акций компаниями США, ведущими добычу и разведку нефти, уже резко сократились.

В сланцевой индустрии по-прежнему есть много привлекательных возможностей. Будут ли они достаточно привлекательными для инвесторов и позволят ли продолжить повышать добычу нефти, как прогнозируют в Управлении по энергетической информации и другие эксперты? Источники в отрасли считают, что будут. Однако при этом стоит повнимательнее оценить показатели бурения и производительности по сланцевой отрасли, которые будут поступать в ближайшие месяцы».

Графика: FT, данные: Bloomberg

  • 10 карт, объясняющих сланцевую революцию в США

Портал «Вести.Экономика» ранее уже освещал тему добычи углеводородов с помощью метода гидроразрыва пласта (hydraulic fracturing), отмечая, что история сланцевой добычи стала разворачиваться в США еще в начале XIX века.

Стоит добавить, что в последние годы помимо использования различных типов смесей песка, воды и определенных химических соединений в США также активно использовался метод безводного разрыва (waterless fracking), когда в качестве средства для расщепления пласта используется смесь сжиженного газа, которая подается под давлением. Данный метод также известен как пропановый фрекинг.

Однако при этом появление данной технологии и развитие уже существующих методик гидроразрыва, судя по поступающим данным, не позволяют сланцевым компаниям добиться такого же прорыва, который они совершили ранее.

Помимо достижения пределов технологических возможностей по добыче углеводородов из твердых пластов ни в материале FT, ни в вышеупомянутой статье «Вести.Экономика» не был затронут еще один, потенциально ключевой аспект развития сланцевой индустрии США – привлечение заемного финансирования по низким ставкам. Сланцевая революция во многом «совпала» по времени с периодом рекордно низких процентных ставок в США.

Сохранение процентных ставок Федеральной резервной системой на рекордно низком уровне после финансового кризиса 2008 г. стало одним из факторов, который позволял продолжать привлечение средств для сланцевых компаний, долговые обязательства многих из которых считались и по-прежнему считаются высокорискованными (или «мусорными» облигациями, junk bonds).

Помимо таких факторов, как истощение легкодоступных сланцевых месторождений, достижение определенных пределов эффективности гидроразрыва пласта, пропанового фрекинга, рефрекинга и прочих технологий, дополнительным фактором, который мешает продолжению «сланцевой революции» такими же темпами, которые демонстрировались до обвала нефтяных цен начиная в 2014 г., стал рост стоимости кредитования.

В период с 2009 по 2015 гг. процентные ставки в США оставались в диапазоне 0–0,25%. По состоянию на октябрь 2017 г. они выросли до 1–1,25%, при этом ожидается, что ФРС продолжит их повышение.

Комментарии и уведомления в настоящее время закрыты..

Комментарии закрыты.