Вести Экономика ― Урожай 2017: обратная сторона рекорда

Add to Flipboard Magazine.

20.10.2017 12:28

Мoсквa, 20 oктября — «Вeсти.Экoнoмикa». В этoм гoду, кaк ожидается, в России будет собран рекордный урожай в истории. Его приблизительный объем составит 130 млн тонн, отмечает Артем Корсун, эксперт департамента товарных рынков компании БКС.

Артем Корсун, эксперт департамента товарных рынков компании БКС

Предыдущий рекорд по объемам урожая держался с 1978 г.: тогда он составил 127,4 млн тонн, и не стоить думать, что раньше такие объемы были постоянны. В 80-е гг. Россия ежегодно импортировала по 30-40 млн тонн. К слову, сейчас она примерно столько же экспортирует.

Первым, что приходит на ум после прочтения такой новости, является ожидание снижения цены на сельскохозяйственную продукцию. Для потребителя очевидный плюс, однако что делать сельхозпроизводителям? Для них такой урожай может стать серьезной проблемой, которую надо решать прямо сейчас. Тем не менее не стоит думать, что все 130 млн тонн попадут прямиком на российский рынок.

Вычитаем упомянутые выше объемы экспорта (30-40 млн тонн), а также возможные потери, связанные недостатком элеваторов для хранения, «сырым зерном». По различным оценкам, суммарно они могут составить 10 млн тонн.

Даже 80 млн тонн, попавших на внутренний рынок, могут и, что самое плохое, уже оказывают губительное влияние на сельхозтоваропроизводителей. Уже сейчас, когда уборка урожая еще даже не закончилась и конечный объем собранного зерна неизвестен, цены на мукомольную продукцию начинают снижаться. Речь, правда, идет об оптовой мукомольной продукции, цены для потребителей пока остаются на прежнем уровне, а в некоторых регионах жители отмечают рост цен на сельскохозяйственные товары.

В таком случае назревает логичный вопрос: где осела та разница между ценами на оптовую мукомольную продукцию? Ответ в первую очередь кроется в уже обозначенной выше проблеме – недостатке элеваторов. Оптимальное соотношение суммарных мощностей хранения зерна к валовому сбору определяется коэффициентом 1,2–1,3, то есть когда мощности хранения на 20–30% превышают годовой урожай зерна.

В 2016 г. в России этот показатель впервые составил около 1, а по итогам этого года и вовсе снизится ниже 100%.

Наиболее сложно вопрос с хранением урожая стоит в зерноизбыточных регионах — в Поволжье и Южном федеральном округе. И это неслучайно, ведь в советское время элеваторы строили, как правило, в местах не производства, а потребления. В результате в Подмосковье, например, элеваторы наполовину пустуют, а в регионах-лидерах по сбору урожая острый и хронический дефицит инфраструктуры.

Также тревогу вызывает высокий износ зернохранилищ. Более 60% элеваторов устарели, из-за этого потери хранимого там зерна достигают до 5%. Из-за того что в стране сейчас крайне мало удовлетворяющих всем техническим требованиям мест для хранения и приемки зерна, сельхозпроизводители вынуждены продавать собранный урожай перекупщикам, которые и получают выгоду за счет снижения цен на оптовую продукцию.

Как бы то ни было, а реальный ущерб сельхозтоваропроизводителям может и, скорее всего, будет нанесен. Президент РФ Владимир Путин по ходу сбора урожая несколько раз высказывал свои опасения по поводу возможных последствий сельхозрекордов. Он поручил министерству финансов совместно с министерством сельского хозяйства разработать ряд мер для решения данной проблемы. Но что же реально может сделать государство, дабы вывести из-под удара сельхозтоваропроизводителей?

Реальных выходов из сложившейся ситуации два: выкуп излишек у фермеров и увеличение экспортируемого зерна. Первый вариант предполагает сценарий, при котором государство покупает у сельхозпроизводителей сельхозпродукцию для пополнения национальных продовольственных запасов, которые потом могут быть использованы для продажи на экспорт, а в случае необходимости – для пополнения мобилизационного продовольственного резерва, используемого в чрезвычайных ситуациях, военных действиях и т. п.

Такие закупки позволят увеличить спрос на сельхозпродукцию, так как к потребительскому спросу добавляется еще и государственный, позволяющий удерживать темпы падения цен на сельхозтовары. Второй же сценарий предполагает наиболее простой и очевидный вариант – все излишки экспортировать, что, с одной стороны, способствует получению валютной выручки, а с другой стороны, частично компенсирует сельхозпроизводителю его убытки.

Какой вариант в итоге выберет правительство, остается только догадываться, однако с уверенностью можно сказать, что бесследно такой рекордный урожай для сельхозпроизводителей не пройдет.

Комментарии и уведомления в настоящее время закрыты..

Комментарии закрыты.