Заключение Венецианской комиссии по закону о КСУ: согласны, но не со всем

Срeди мнoжeствa узкoпрoфильныx рeкoмeндaций eсть сoвeты, спoсoбныe зaинтeрeсoвaть и прoстoгo укрaинцa

Eврoпeйскaя кoмиссия «Зa дeмoкрaтию чeрeз прaвo» (Вeнeциaнскaя кoмиссия) 22 мaртa oбнaрoдoвaлa нoвыe вывoды oтнoситeльнo зaкoнoпрoeктa № 4533 o Кoнституциoннoм Судe Укрaины и кoнституциoннoй прoцeдурe. Сooтвeтствующий дoкумeнт oпубликoвaн нa сaйтe Кoмиссии.

В чaстнoсти, «Вeнeциaнкa» пoлoжитeльнo oцeнилa пoлoжeния дoкумeнтa, кaсaющиeся улучшeния дoступa грaждaн к КСУ с жaлoбaми (сии пoлoжeния включaют вoзмoжнoсть пoдaчи жaлoб и oбмeнa кoррeспoндeнциeй в элeктрoннoм видe, прeдoстaвлeниe вoзмoжнoсти устрaнять нeдoстaтки жaлoб, ввeдeниe вoзмoжнoсти вoзмeщeния рaсxoдoв жaлoбщикaм, – Рeд.), фoрмирoвaния сeнaтoв и кoллeгий, рaспрeдeлeния дeл (дo этoгo oнo прoисxoдилo фaктичeски ручной, чтo привoдилo к мaнипуляциям. – Рeд.). Тaкжe пoлoжитeльнo oцeнилa прeдлoжeниe чeткo oпрeдeлить грaницы пoлнoмoчий КСУ, зaпрeтив eму признaвaть нeкoнституциoнными зaкoны, кoтoрыe нe были oбжaлoвaны в устaнoвлeннoм пoрядкe.

В тo а время Комиссия высказала колонна предложений о:

  • введении градации видов дисциплинарных взысканий интересах судей КСУ;
  • конкурсном отборе судей КСУ с привлечением международных экспертов;
  • круге лиц, имеющих им инициировать дисциплинарное производство в отношении судей КСУ, в частности включив в табель этих лиц НАПК;
  • внутренние резервы пересмотра решений КСУ в случае привлечения судьи к уголовной ответственности, связанной с принятием сего решения.

Наконец, комиссия отметила рекомендации КСУ продемонстрировать. Ant. скрыть сдержанность в случае обжалования сего закона и представить письменные предложения согласно возможному совершенствованию его положений.

По прошествии прочитанного логично напрашивается предмет внимания: насколько эти выводы «Венецианки» помогут Украине выступить из «конституционного кризиса»?

В комментарии Укринформу мастак по конституционному праву Богда Бондаренко заявил, что не спросясь по себе законопроект о конституционной процедуре получи и распишись сегодняшний день не станется решить этот вопрос.

«Таковой документ лишь улучшает отдельные положения законодательства, дабы в будущем было лучше регулирования деятельности КСУ. Без- более», – отметил Бондаренко.

Тем не менее, несколько вещей Бондаренко тутти же выделил и оценил.

1. Соревновательный отбор судей КСУ с привлечением международных экспертов: нужно конкретное повествование процедуры, чтобы не повлечь за собой орган «без мандата», какой-нибудь будет сильнее Конституции

Дана Бондаренко говорит, что «Венецианка» в появляющийся раз подчеркнула необходимость участия международного компонента (international component), в таком случае есть привлечения международных экспертов к оценке нравственных качеств, профессиональных критериев кандидатов возьми должности судей КСУ.

«В данном случае меня беспокоит задание: как все это хорош происходить на практике? Даже если в каком-либо совещательном виде сии эксперты будут помогать кайфовый время конкурсного отбора – сие одно дело. Это соответствует Конституции нате 100%, – обращает внимание Бондаренко. – Однако если речь пойдет о волюм, что их слово хватит иметь решающее значение: что за кандидат попадает на предназначение, а какой нет – это скользко с точки зрения конституционности. Потому как что у нас появляется ареопаг, который не наделен никаким представительным мандатом, да который, по сути, определяет кандидатов, которіе ультимативно должны быть назначены. Статус этой процедуры и фактические компетенция международников, выписанные в законе, смогут «расширить все точки над «і».

2. Дисциплинарные наказания про судей КСУ: надо развить спектр санкций, которые только и остается применять к судье КС

Венецианская комитет рекомендует: вместо исполнительной власть имущие (то есть президента) зачин о возбуждении дисциплинарного производства была передана Национальному агентству соответственно предупреждению коррупции (в пределах его компетенции). В Комиссии заявили: «Снабжение антикоррупционным органам некоторых надзорных полномочий по-над судьями соответствует общим принципам конституционализма и верховенства закона». «Не задавайся говоря, речь идет о томишко, чтобы перед КСУ могли становить вопрос о дисциплинарной ответственности судьи КСУ, так, за какие-то его высказывания, поведение и т.д. Это нормально, поскольку Критика должен будет рассмотреть оный вопрос, но окончательное вывод останется за ним», – говорит Бога Бондаренко.

Кроме того, рецензент обратил внимание на состояние о «введении градации видов дисциплинарных наказаний интересах судей КСУ». «Действующее законы предусматривает увольнение судьи (то) есть единственно возможное дисциплинарное втык. Варианта «по середине» элементарно не существует. Есть потреба это исправить, введя такие цель санкций для судей, что предупреждение, выговор и т.д. за неодинаковые категории дисциплинарных нарушений», – говорит зубр.

3. Увеличение кворума, необходимого чтобы голосования, с 10 до 12 судей. Сие дает КС еще с прицепом возможностей для затягивания процесса

Совет заявляет, что это оправдано, неравно будет временным – пока отнюдь не обновят состав Конституционного свида. Богдан Бондаренко также считает, чисто теоретически обосновать смысл таких изменений допускается. Но с другой стороны, буква история может иметь обратную сторону медали. Разве что мы увеличим число голосов, необходимых к принятия определенного решения, в таком случае это, по сути, может выбить почву из-под ног работу суда. И – приводит тройку примеров.

«Умереть и не встать-первых, судьям часто тяжко прийти к общему согласию, неужли, потому что у каждого может браться собственное мнение как надлежит быть, и обе антагонистические позиции могут составлять аргументированы. Во-вторых, сиречь известно, есть три субъекта назначения судей Конституционного Свида – это Президент, парламент и Сходка судей. Так вот, на каждом слове случается, что эти субъекты с сим не спешат, то подчищать затягивают с назначением. И судей не имеется, и не хватает голосов во (избежание принятия решения. В-третьих, могут взяться случаи сознательного затягивания решения, по (по грибы) которое формально существует унисон проголосовать, но есть дискуссии с точки зрения текста решения. И начинается: Вотан судья, назовем его Ь., заявит, словно, мол, я перечитал документ и ми не нравится вот сие предложение, потому что с точки зрения доктрины (возможно ли другое длиннющие объяснение), его нужно изменить. Давайте мы поставим запятую сверх два слова. Ну, славно – поставили. Через некоторое досуг судьи собираются на блюдо заседание, но упомянутому судье Ь. опять двадцать пять что-то не просто так, впрочем, как и в последующие три-пятеро раз тоже. Затем – сверху очередном заседании – он вообще говоря может настоять на часть, чтобы вернуться к предыдущей редакции. Понимаете, такой-сякой(-этакий) круговорот может длиться месяцок, два, три… К чему я веду? Ну-кась, когда надо собрать, к примеру, 10 голосов, так это одно дело и сие совсем непросто, в силу многих факторов, а подчас 12 – это уже значительно сложнее. Поэтому, в случае повышения необходимого количества голосов с 10 впредь до 12, это точно подымай выше 15 или 17, во вкусе раньше предлагалось, но выгодно отличается этого не делать».

4. Однозначно определить границы полномочий Конституционного свида, запретив ему признавать неконституционными законы, которые мало-: неграмотный обжаловали до этого в суде

Юрисконсульт говорит, что раньше КСУ (так есть в редакции предыдущего закона) был способным выходить за пределы конституционного представления.

«Скажем так, 50 народных депутатов обратились в КСУ по поводу соответствия Основному закону (конституционности) статьи 1 и 2 Закона Украины «О нежели-нибудь». Судьи рассматривают настояние и говорят: «Мы просмотрели текущий закон и увидели, что неконституционны в документе безграмотный только статьи 1 и 2, а до сей поры и 3 и 4». Депутаты их упрекают, ширли-мырли, мы же только в области двум статьям обращались, притом здесь статьи 3 и 4? А судьи в отзыв: «Но они равно как неконституционные. Мы так считаем. Пишущий эти строки представляем орган, который причитается) обеспечивать верховенство Конституции в стране», – указывает Бондаренко.

По силам, раньше такое полномочие КСУ побольше или менее ложилось в общую картину, говорит спецушник, но сейчас… «Напомню, что-то после 2016 года КСУ крепко расправил плечи: неплохие финансовые гарантии, арбитр назначается на 9 лет, вывести его крайне трудно и таково далее. Если КСУ перестать такие полномочия и сильные гарантии (значительная из которых, правда один на бумаге), когда некто в пределах конституционного представления может возникать за пределы того, что-нибудь его спрашивали – это очень жирно буд», – отмечает Бондаренко. И добавляет, точно это очень рискованное работа, тем более в нынешних реалиях: «Затем что что КСУ, по сути, может сложение чуть ли не самым сильным органом в стране».

В конце концов, Богдан Бондаренко также акцентировал направлять (глаза) на позиции Венецианской комиссии сообразно вопросу возможности назначения судьей КСУ действующего народного депутата. «Билль о конституционной процедуре предлагает совокупиться возможность народным депутатам выдвигать приманка кандидатуры на должности судей КС. Да на сегодня это приставки не- соответствует требованиям закона о Конституционном Суде. Венецианская поручение в целом говорит, что сей вопрос не следует обсасывать в законе о конституционной процедуре. Оно может рассматриваться в сильнее широком измерении законодательства точно по этому вопросу», – указывает адвокат.

В целом, подытожил Бондаренко, выводы «Венецианки» в основном позитивны, что и содержат некоторые оговорки и критика.

Беседовал Мирослав Лискович. Горы

Комментирование и размещение ссылок запрещено.

Комментарии закрыты.